Моника Баччи. Сирингомиелия шейного и грудного отделов, Сколиоз

Published by at 2 April, 2007


monica_bacci

Дата операции: апрель 2007

italia

Меня зовут Моника Баччи, 26 марта мне исполнилось 44 года, я только что вернулась из Барселоны, где меня прооперировал по рассечению конечной нити доктор Мигель Баттиста Ройо Сальвадор, выдающийся в медицинском и человеческом отношении нейрохирург.

В первый раз я почувствовала себя человеком, а не клиническим случаем или цифрой, как, к сожалению, происходит с итальянскими врачами. Я Вам хочу рассказать историю, идентичную или похожую на истории многих других людей, которые, как и я, в определенный момент их жизни столкнулись с болезнью, о которой в Италии знают мало или не знают вовсе.

Все началось в тот год, когда, обедая дома у моей мамы, я почувствовала, что у меня сильно зачесался глаз, я посмотрела в зеркало и увидела, что мой глаз вышел из орбиты, а зрачок расширился. Через 20 минут, так как глаз не пришел в нормальное положение, я решила пойти в скорую помощь в Песция. Меня госпитализировали, и врач, помимо анализов, направил меня на компьютерную томограмму, чтобы посмотреть, есть ли что-нибудь тяжелое. Томография ничего не выявила, другой врач сказал, что я всегда была в таком состоянии, мой муж сказал, что он не прав, словом врач меня выписал и сказал: «Приходите завтра на прием к неврологу», я так и сделала.

После первого осмотра тот признал, что мой глаз действительно увеличен, так же, как и зрачок, на всякий случай направил меня к окулисту, который не выявил никакой проблемы, тогда я снова пошла к неврологу, который посоветовал сделать МРТ, потому что если есть подобные нарушения, что-то их вызвало, и только МРТ может показать что. Затем я решила обратиться к неврологу из Пизы, который тоже мне назначил МРТ, но выяснилось, что я не могу её сделать из-за шурупов в левом бедре, которые мне поставили больше 20 лет назад.

Тогда, так как уже прошло 2 месяца, и у меня не было приступов, я решила оставить всё это и продолжать свою обычную жизнь на работе, дома, в спортзале. Еще через два месяца начались периодические затекания в обеих руках по ночам, боли в левой части головы и в левом глазу, боль в шее и левом плече, в спине, из-за чего мой лечащий врач мне назначает фармакологическое и физиотерапевтическое лечение.

В августе ситуация ухудшается, я не могу спать ночью, несмотря на лекарства и ортопедический воротник, боли усиливаются так, что мой муж решает отвести меня к нейрохирургу госпиталя Пизы, пользующимся хорошей репутацией в разрешении цервикальных проблем, который после быстрого приема, даже не дав мне как следует объяснить, что со мной происходит, назначил мне сделать компьютерную томограмму и прописал мне обезболивающие.

Через 10 дней я возвращаюсь с томограммой, которая выявила, помимо грыжи, затемнение на уровне C7, которую необходимо было рассмотреть при помощи МРТ, врач мне сказал, что так как боли не проходят, придется проперировать грыжу, но в любом случае мне нужна МРТ, для того, чтобы исключить возможность опухоли. Поэтому он мне назначает МРТ низкого поля, из которой выясняется, что у меня расширение спинномозгового канала с присутсвием ликвора, но не опухоли.

Когда я снова пошла к врачу с моим мужем, мы спросили у него о причинах этого расширения, и он ответил, что, возможно, у меня это с рождения и скорее всего это не является причиной болей. Так что я его спросила, может стоит снять шурупы и сделать МРТ высокого поля, чтобы разрешить сомнения, и он мне отвечает очень холодно, что это «абсолютно не тот случай… Сначала мы уберем грыжу, посмотрим, как пройдет, и через 6 месяцев проведем оценку». Мы решили последовать совету и 23 октября меня кладут в больницу, чтобы прооперировать 25-го. На следующий день приходит врач и говорит, что к сожалению, не может меня прооперировать c использованием фрагмента бедра (в этом случае мне бы пришлось носить ортопедический воротник всего 10 дней), потому что в этом случае ему пришлось бы вставить мне металлический имплантант, который бы помешал оценить расширение на МРТ.

Так как это был второй раз, когда он меня осматривал, он отметил, что после операции придется снять у меня шурупы для повторного снимка, так как некоторые ткани не просматриваются, и возможно в них находятся больные клетки.

К тому же, когда закончилась его смена, и пришел его коллега и спросил, видел ли он мои снимки, и думает ли он оперировать меня, тот сказал очень быстро: «да, да, мы уже поговорили с пациенткой, и после операции мы снимем ее шурупы, чтобы сделать повторную МРТ». Так я и осталась с сомнениями, поговорила с моим мужем, и он сказал, что сначала лучше убрать грыжу, а затем сделать то, что говорит доктор.

Наступил день операции, и на операционном столе я была была вынуждена присутствовать при постыдной сцене между нейрохирургом и анастезистом, на виду у глав.врача, не обратившего на это внимание.

Когда я очнулась после операции, моя правая рука затекла и сильно болели плечи, и я имела удовольствие видеть нейрохирурга, который сказал: «Вы все еще здесь? Вы должны были быть уже дома… Операция прошла успешно, у вас ведь ничего не болит?» Я отвечаю: «Нет, по операции нет, но у меня затекает правая рука и боли не прошли» И он очень сухо отвечает: «Надеемся, что со временем будет видно, и к тому же у Вас есть киста..» Когда я у него спрашиваю, что можно сделать, если боли связаны с ней, а он мне говорит: «Это не киста, а нечто длинное, и к тому же, ничего нельзя сделать, боль останется». На следующий день меня выписывают с болями, более сильными, чем раньше и в ужасном моральном состоянии.

Через 4 месяца, проведя физиотерапию, лечение кортикоидами и анальгетиками, мне сняли шурупы, и в январе тот же самый врач меня направляет меня на МРТ, из которой становится видно, что проблема присутсвует, но не в не настолько тяжелой форме, чтобы объяснить все последствия.

Он говорит мне, что если бы полость не была такой большой, мы бы обнаружили проблему, и направляет меня в Ровиго. Там доктор мне говорит, что действительно, с операцией мое состояние могло бы улучшиться, но многие проблемы связанны с сирингомиелией (невероятно, наконец у моей болезни появилось имя!) , что необходимо подождать год для повторного обследования.
Я вернулась домой совершенно разбитой, через неделю обратилась к нейрохирургу в Сиенне, и когда объяснила ему мои проблемы с мочеиспусканием, кроме еще одного случая с глазом, хотя раньше он считал, что все могло бы разрешиться при помощи физ.культуры, на этот раз не дает нам ясного ответа, и назначает следующий прием в июле.

Когда мы вернулись домой, мой муж начал искать в Интернете, и мы нашли форум Неврологического Института Барселоны, и после того, как мы связались с другими прооперированными пациентами, мы отправили документы доктору Ройо, и через неделю узнали, что для моего случая показана операция, нам был назначен прием, и на следующий день операция.

Сейчас, по прошествии месяца после операции, я до сих пор не могу поверить, что наконец избавилась от того кошмара, который весь год не давал мне нормально жить, я снова вышла на работу через месяц после операции и чувствую себя гораздо лучше.

mastertp.tappezzeria@gmail.com

 



Свяжитесь с нами

sam

Меня зовут Нина, я буду ассистентом в Вашей консультации.

Все консультации, полученные через этот формуляр или по электронной почте Барселонского Института Киари & Сирингомиелии & Сколиоза, передаются медицинскому отделу, и ответы проверяются доктором М. Б. Ройо Сальвадор.

Расписание приёма на русском языке

С понедельника по четверг с 9 до 18 часов

С 11 до 20 по Московскому времени

Пятница с 9 до 15 часов

Суббота и воскресенье закрыто

icb@institutchiaribcn.com

24-часовое обслуживание

на нашем сайте

+34 932 066 406

+34 932 800 836

+34 902 350 320

Юридическая информация

Нормативы

Правовое уведомление

Адрес

Pº Manuel Girona 16,

Barcelona, España, CP 08034